Беевский курган

kurgan

В бескрайних Донецких степях испокон веков не строили городов и не основывали поселений на долгое время. Гуляли по степи ветер да орды вольных кочевников, паслись на тучных травах табуны коней, и лишь изредка пролегала в высокой траве недолговечная колея от повозки, из которой глядели на огромный мир любопытные мальчишки и девчонки.

Иногда орды сталкивались друг с другом, не поделив пастбища или женщин. Тогда в боях гибли воины (а может, воительницы…), и только со смертью получали жители степи свой первый и последний постоянный дом — погребальный курган. На картах Горловки начала века мы видим множество курганов, и лишь некоторые из них имеют имена. На восточных окраинах известны Павловская, Верина, Бибикова, Длинная могилы и Государев курган. На южных — могилы Кудрявая, Острая, Терловатая, Еремина и Беева. Но еще больше вокруг Горловки и вообще в Донецких степях курганов безымянных, которые все еще хранят свои тайны, ожидая исследователей. На территории Горловки исследован только один курган — Беева могила…

Гибель вождя

Чужая орда налетела внезапно. Бой был горячим и коротким. Чужаки, не выдержав натиска, отошли к балке и скрылись в густом, высоком кустарнике. Можно было праздновать победу.  Но тут, когда вождь, высокий тридцатилетний мужчина, в порыве ликования и благодарности вскинул руки к Великому Светилу, — вражеская стрела пропела свою погребальную песню. Она вонзилась ему прямо в глаз, и он упал замертво. Крики отчаяния вырвались у людей. Вмиг были прочесаны заросли, предательски спрятавшие чужаков. Пленных не брали — всех добивали на месте, но радости это уже не принесло. Великое Светило отвернулось от людей степи, забрав у них молодого и сильного вождя …

Теперь надо было надолго остановиться, чтобы исполнить погребальный обряд. Так велели предки, которые испокон веков кочевали в этих благословенных степях. И никто не смел напасть на кочевье в это время. Мертвые не прощают, когда живые вмешиваются в церемонию последних проводов. На высоком холме, который природа соорудила из песка и мела, вырыли широкую сухую яму: дом, в котором коротаешь вечность, должен быть надежным и удобным. Стены ямы укрепили, соорудив прочный сруб из бревен, доставленных, возможно, с берегов древнего Донца. Дно ямы выстлали сиреневым войлоком, изготовленным женщинами специально для этих целей. Вождя, одетого в войлочные одежды, украшенные коричневыми, зелеными, желтыми, красными и черными рисунками, уложили на спину головой на запад, слегка повернув на левый бок и немного подогнув ноги. Руки его сложили на груди. Исступленно рыдали женщины. Они рвали на себе волосы, бились в конвульсиях и пели погребальные песни. Под звуки этих песен покойника снаряжали в последний путь.

Ему дали с собой три кремниевых ножа и семь наконечников стрел. Всякий вождь является еще и жрецом племени, поэтому в могилу положили его астроагалы — косточки овцы, которые использовались для гадания и игры! У ног положили голову овцы, а ближе к голове вождя — голову только что убитого коня, уложенную в деревянный футляр, выстланный серым войлоком. Ноги коня тоже положили в могилу, а тушу сварили для предстоящей тризны. Часть мяса поставили на деревянном блюде возле покойника, еще часть положили в глиняный сосуд с налепными валиками, который изготовили и наполнили специально для ублажения злых духов, жаждущих навредить искателю счастья в потустороннем мире. Потом все засыпали красной охрой и накрыли сверху еще одним войлочным покрывалом. Не один день засыпали могилу взрослые мужчины племени. А женщины продолжали свои прощальные песни. И все верили, что вождь, которого провожали с такими почестями, будет охранять живых и обязательно родится заново, пройдя трудными путями Мира Иного…

Сверху была сделана еще одна насыпь высотою около двух метров. Эту насыпь укрепили плитами из светлого песчаника и уже поверх всего насыпали настоящий огромный курган, вершину которого облицевали белым песчаником. И стал курган возвышаться над степью как гора, покрытая снегом. Через много сотен лет в этом же кургане были похоронены еще два покойника, возможно, это были далекие потомки того же племени.

В наши времена могилу назвали Беевой, возможно, потому, что у местных жителей сохранилась память о том, что похоронен в ней вождь — бай или бей. В 1980 году окрестные жители (а курган находится в районе Пантелеймоновки, мы можем видеть его остатки, когда едем по Донецкой трассе) разрушили вершину кургана и растащили верхнее погребение. Кто-то унес все, оставив только каменный ящик из песчаника и разбитый острореберный сосуд с остатками тризны. Древнее поверье гласит, что ничего хорошего грабителям подобные действия не сулят, в истории известны случаи, когда смерть настигала “гробокопателей” в самые неподходящие моменты. Но это никогда еще не останавливало искателей кладов, которые в угоду собственной алчности разграбили невероятное количество могил. Подобная же участь и разграбление в конце концов постигли и среднее захоронение, от которого остался только ритуальный кубковидный сосуд.

Опасаясь полного разрушения памятника, в 1990 году горловский археолог-любитель Вячеслав Цыганенко привлек к нему внимание Донецкого краеведческого музея, и курганом всерьез занялись археологи. Несколько лет тут работала археологическая экспедиция. Вячеслав Цыганенко тоже был в ее составе. Все предметы из третьего — главного! — захоронения, в котором был похоронен вождь и которое, к счастью, не успели разграбить любопытные кладоискатели, хранятся теперь частью в краеведческом музее Донецка, а частью (к сожалению, значительно меньшей) в музее истории Горловки.

Кто же насыпал курган?

Установлено, что все три погребения были сделаны около 3700-3400 лет назад и принадлежат племенам так называемой срубной культуры, потому что погребальный обряд этих племен предусматривал захоронение покойников в ямах, укрепленных бревенчатыми срубами. Племена эти были потомками народов ямной культуры, то есть индоевропейцами, ариями. Ученые полагают, что именно жизнь этих племен, их обычаи и традиции запечатлены в древнеиндийском эпосе “Ригведа”, который был записан в Индии в середине второго тысячелетия до нашей эры (когда древние арии пришли туда из Приазовья). А складывался еще в период единства этих племен на территории Северного Причерноморья и Приазовья в четвертом-третьем тысячелетиях до нашей эры. Есть предположение, что срубники имели зачатки государства, умели строить дома из камня и глины, разводили скот, обрабатывали землю мотыгами и сеяли засухоустойчивое просо. Знакомы они были и с металлургией. Недалеко от Артемовска найдены древние разработки медной руды и остатки литейного производства тех времен — шлаки, древесный и каменный уголь, литейные формы.

А судьба Беевой могилы печальна: захоронения уничтожены. Древний холм привлек внимание предпринимателей, которые добывают тут песок и мел. Для историков экскаваторы на Беевом холме выглядят как пожиратели могил. Уникальный памятник разрушен и сегодня больше не представляет исторической ценности. И только краеведы иногда еще водят сюда детей на экскурсии, показать, как мы разрушаем бесценное наследие веков.

Рассказала историю Ирина ШЕВЧЕНКО

Читайте также:

Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Генерация пароля